Видеозапись как доказательство в уголовном процессе

Особенности решения вопросов с статье на тему: "Видеозапись как доказательство в уголовном процессе". Если в процессе прочтения появились дополнительные вопросы, то вы всегда можете обратиться к дежурному юристу.

Электронные доказательства как новое направление в практике расследования преступлений

Дата публикации: 08.06.2018 2018-06-08

Статья просмотрена: 1744 раза

Библиографическое описание:

Ермакова Е. С., Джумангалиева Д. М. Электронные доказательства как новое направление в практике расследования преступлений // Молодой ученый. — 2018. — №23. — С. 85-87. — URL https://moluch.ru/archive/209/51196/ (дата обращения: 04.12.2019).

На сегодняшний день активно развивается наука и техника, при этом, совершенствуются и способы передачи информации. Новейшие технологии все чаще используются для совершения преступлений, что в свою очередь вызывает разработку новых способов их раскрытия и расследования.

Данный процесс стал причиной появления в практике уголовного судопроизводства фактически нового вида доказательств — электронных, хотя в настоящее время данный вид доказательств не выделен в отдельную группу. Уголовно процессуальным кодексом они относятся либо к вещественным доказательствам, либо к иным документам. Статься 84 УПК РФ содержит положение относительно документов, которые могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К таким документам относят материалы фото-, аудио-, и видеозаписи, а также киносъемки и иные носители информации, которые были получены, истребованы или предоставлены в порядке, установленном статьей 86 УПК РФ. Когда такие доказательства обладают признаками, указанными в ч. 1 ст. 82 УПК РФ, они могут призваться вещественными в силу ч.4 ст. 84 УПК РФ.

В качестве примера можно привести приговор Вахитовского районного суда г. Казани от 06 мая 2014 года, когда гражданин Б. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 234 УК РФ [1]. Судом по данному уголовному делу было установлено, что гражданин Б. в ходе переписки в одной из социальных сетей с гражданином В., которые являлся сотрудником УФСКН, договорился о сбыте последнему сильнодействующего вещества. В результате гражданин Б. сбыл указанное вещество сотруднику УФСКН, который был участником оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» и был задержан. В качестве доказательств по делу выступал протокол осмотра документов и скриншотов страниц социальной сети, в которых имелась переписка указанных лиц, а также обговаривались условия продажи сильнодействующего вещества.

Как и другие виды доказательств, электронные доказательства собираются путем проведения следственных и иных процессуальных действий. В данном случае необходимо выделить обыск, а также выемку и осмотр, во время которых их обнаружение возможно через соответствующие носители информации, например, персональный компьютер, флеш-карту, телефон, съемный диск и др. [2].

Фиксируются такие доказательства путем выемки носителя информации с последующим его осмотром и изучением. Например, приговором Гагаринского районного суда города Москвы от 10 июня 2013 года, был признан виновным гражданин Т., по преступлениям, предусмотренным ч 1 ст. 183, ч 2 ст. 183 УК РФ. Обосновывая виновность указанного лица, суд использовал протокол выемки, в соответствии с которым в ООО «Мэйл.ру» была изъята распечатка сообщений электронной почты, которая принадлежала Т. и CD-диск с электронными содержанием сообщений электронной почты, а также протокол осмотра, в котором были указаны предметы и документы, изъятые в ходе проведения выемки в данной компании [3].

На наш взгляд собирание электронных доказательств имеет свою специфику. Данной деятельности присущи как общие, так и специальные черты. Например, составление протокола соответствующего следственного действия, связанного с таким доказательством должно производится уполномоченным субъектом, указанным в УПК РФ, однако при этом обязательно участие специалиста. Проведение экспертизы, связанной с исследованием электронных доказательств осуществляется специалистом в соответствующей области, а например осмотр сайта, создание и сохранение скриншотов должно проводиться следователем или дознавателем, с участием соответствующего специалиста и понятых [4]. Чтобы правильно собрать, а затем оценить электронные доказательства необходимы специальные технические средства, а также лица, обладающие специальными знаниями.

Следует также иметь ввиду, что электронные доказательства легко подвергаются изменениям и мгновенному уничтожению. В силу этого, особую важность приобретает их своевременная и правильная фиксация. На наш взгляд, можно выделить следующие особенности фиксации электронных доказательств: 1) Оперативность; 2) Участие специалиста; 3) Наличие специальных устройств для их записи, сохранения и воспроизведения.

Проблемам собирания, проверки и оценки компьютерных или электронных доказательств посвящено немало работ отечественных и зарубежных авторов, однако данная тема исследований не теряет своей актуальности, поскольку развитие техники всегда опережает нормы, уголовно-процессуального законодательства по ее использованию [5].

Таким образом, следует отметить, что использование электронных доказательств в уголовном судопроизводстве является перспективным направлением в расследовании уголовных дел. В последнее время, все чаще используются современные технические способы собирания и фиксации доказательственной информации. Среди них можно выделить например: сведения из социальных сетей; переписку из электронной почты и различных мессенджеров. Сегодня, любая крупная организация имеет электронный документооборот, существуют также различные базы данных государственных и негосударственных организаций, в которых может содержаться важная для расследования информация. Электронный документооборот все чаще заменяет бумажный и некоторые виды информации полностью существуют в электронной форме.

В силу перечисленных обстоятельств, будет расти количество преступлений совершаемых с использованием компьютерных технологий, а также в отношении компьютерной информации. Очевидно, что и следы совершения таких преступлений будут существовать только в электронном виде, а следовательно, будет расти и удельный вес электронных доказательств по уголовным делам.

На наш взгляд, для единообразного понимания сущности электронных доказательств и порядка их использования в уголовном процессе необходима разработка соответствующих рекомендаций для правоприменителей. Вместе с тем, мы считаем, что на данном этапе следует воздержаться от радикальных изменений закрепленной в УПК РФ системы доказательств, поскольку еще не наработана соответствующая практика и нет четкого представления о сущности данного вида доказательств и их роли в осуществлении доказательственной деятельности по уголовным делам.

Читайте так же:  Перерегистрация ооо смена учредителя пошаговая инструкция

Видеозапись как доказательство: на что обратить внимание при предоставлении видеоматериалов в суд

Каким требованиям должна отвечать аудио- или видеозапись, чтобы ее можно было использовать как доказательство в суде? Этот вопрос возникает достаточно часто. И первое, что пытаются выяснить истцы – это технические детали. Каким должно быть качество записи? Можно ли использовать цифровые видеорегистраторы? На каких носителях лучше представить запись в суд, чтобы материал был признан подлинным?

На самом деле сама постановка вопроса является ошибочной. Аудио- и видеоматериалы, помогающие суду установить обстоятельства как арбитражных, так и гражданских дел, могут быть получены самыми различными способами – начиная от бытовых магнитофонов или мобильных телефонов и заканчивая данными системы видеонаблюдения. Но юридическую силу эти доказательства будут иметь только в том случае, если будет безоговорочно установлен факт подлинности самой записи.

Не стоит возлагать больших надежд на экспертизу – в случае, если у экспертов не будет стопроцентной уверенности в том, что запись является подлинной, вынесенный вердикт будет весьма неопределенным. В таком случае суд может не принять представленное доказательство во внимание – все сомнения обычно трактуются в пользу ответчика.

Как показывает практика, оценку «подлинно, вероятность подделки исключена полностью» получает в лучшем случае одна из пяти видеозаписей, представленных на рассмотрение суда. При этом тип носителя или способ записи никак не влияет на вероятность вынесения вердикта о подлинности.

Как устанавливается подлинность записи? Как правило, экспертами используется способ доказательства «от противного»: может ли данная запись быть сфальсифицированной чисто технически, используя известные на данный момент способы подделки аудио- или видеозаписи.

Специалистами в первую очередь рассматривается принципиальная возможность создания аналогичного материала, причем к работе экспертизы часто привлекаются профессионалы, работающие на кино- или видеостудиях. Если гипотетическая возможность фальсификации существует – выясняется, какое оборудование для этого требуется, и за какие сроки можно было бы сфабриковать запись. Для проверки гипотезы может производиться пробная запись, и не одна.

Необходимо отметить, что при оценке технической возможности фальсификации и необходимых для этого сроков, эксперты рассматривают ситуацию «по максимуму»: предел человеческих возможностей, самая «продвинутая» техника, максимально возможная скорость для всех процессов. Учитывается и гипотетическая возможность существования еще не признанных официально методов и способов подделки. Значимость «неизвестного науке фактора» может трактоваться различными экспертами по разному, и учитываться в разной степени (именно этим часто объясняется разница между заключениями экспертных центров).

Наиболее значимыми во всей процедуре экспертизы является привязка к месту съемки и времени ее проведения. В первом случае по сути речь идет о том, чтобы установить, что видеоаппаратура находилось именно в том месте и именно в том положении, а все попавшие в кадр люди физически не могли в данный момент находиться в каких-либо иных местах. Как правило, точно установить привязку к месту не составляет для экспертов труда. Поэтому решающим по большому счету становится фактор времени.

Когда речь идет о предоставлении суду видеоматериалов, для многих является откровением, что чрезвычайно важным является не только то, когда сделана запись, но и время ее объективизации (или легализации) – то есть приобщения к материалам дела. Чем меньше времени прошло с момента записи до момента объективизации – тем больше шансов, что она будет признана подлинной.

Логика довольно проста: чем большее время видеоматериалы находились у вас в руках, тем больше у вас было возможностей внести в нее коррективы. И именно сроки, необходимые на фальсификацию той или иной записи, служат «точкой отсчета» при установлении подлинности материалов. Несмотря на развитие техники, за несколько минут или даже часов подделать десятиминутную видеозапись, записанную со скоростью 25 кадров в секунду технически невозможно (и это подтвердит любой эксперт), а за полгода можно «слепить» любую фальшивку.

Поэтому записи, легализованные через несколько месяцев после происшествия, можно даже не отдавать на экспертизу – вероятность положительного вердикта исчезающе мала. Но если запись предоставлена в течение нескольких часов после происшествия, или на следующий день, то ее подлинность, скорее всего, будет доказана. Отметим, что в данном случае на результат экспертизы может влиять и продолжительность видеозаписи – чем она дольше, тем больше времени требуется на фальсификацию и тем меньше вероятность изготовления подделки за считанные часы.

Таким образом, способ записи и носитель, на котором представлены видеоматериалы, не имеет значения. Гораздо большую роль при установлении подлинности играет доказательство времени события и интервал между происшествием и моментом легализации фиксирующих его видеоматериалов.

Естественно, встает технический вопрос: как легализовать запись в кратчайшие сроки. Если речь идет о случае криминальном – не спешите передавать материалы сотрудникам полиции, которые первыми прибыли на место преступления. Дождитесь следственной группы и передайте видеоматериалы именно ей – в таком случае вещественные доказательства будут легализованы значительно быстрее. Это не говорит о том, что следователи работают оперативнее. Просто в отличие от представителей полиции, следственной группе не понадобится проводить специальную процедуру приобщения видеоматериалов к делу.

Что же делать в случае, если преступление еще не совершено, но видеоматериалы могут послужить доказательством преступных намерений? Можно продемонстрировать запись свидетелям – двум или трем незаинтересованным лицам, которые впоследствии могут подтвердить в суде факт того, что в это время запись уже существовала. Но надо иметь в виду, что в таком случае экспертиза все равно будет выносить свой вердикт о подлинности записи без учета свидетельских показаний. Правда, судья может принять во внимание свидетельские показания и самостоятельно принять решение о возможности или невозможности подделки записи в указанные сроки. Но в любом случае, вероятность того, что запись будет признана неопровержимым доказательством, резко уменьшается.

Возможно зафиксировать факт существования записи в данный момент и другими способами. Например, поместить материалы в банковскую ячейку, которая будет вскрыта только по постановлению суда. В данном случае дата и время вашего последнего обращения к ячейке будут зарегистрированы. Невозможность внесения корректив в видеоматериалы с момента помещения носителя в ячейку до момента выемки послужит достаточным основанием для признания даты помещения видеозаписи «под стражу» моментом легализации.

[2]

Еще один из способов легализации видеозаписи – это использование технологий электронной подписи. После того, как в России был принят федеральный закон от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи», обработка цифровой информации, позволяющая встроить в нее электронную подпись, позволяет превратить файл в доказательство, оспорить которое практически невозможно.

Читайте так же:  Через какое время снимается судимость после освобождения

Особенно большое значение это имеет для видео- и аудиоматериалов, при записи которых был использован компьютер: именно этот способ фиксации происходящего, как правило, вызывает наибольшее недоверие. В то же время, поскольку электронная цифровая подпись на законодательном уровне признана свидетельством подлинности документа (позволяющим, к тому же, установить отсутствие искажения информации), судом такие доказательства признаются безоговорочно.

Заметим, что при наличии электронной подписи, каждый узел Интернета, через который проходит пакет данных, фиксирует дату и время передачи информации. Иными словами, на каждом proxy-сервере остаются независимые свидетельства, регистрирующие факт существования документа и время его передачи. И это может служить достаточным основанием для легализации видеоматериалов.

Таким образом, если вам необходимо, чтобы аудио- или видеоматериалы были приняты судом в качестве доказательство, необходимо не только их получить, но и позаботиться о том, чтобы запись была легализована как можно быстрее. А в случае, если запись производится с использованием компьютера – использовать программы, позволяющие встроить в материалы электронную подпись. Только при соблюдении этих условий можно рассчитывать на то, что экспертиза признает материалы подлинными. И, если материалы оформлены правильно и своевременно, то на каком носителе будет представлена информация – не имеет никакого значения.

АУДИО- И ВИДЕОЗАПИСЬ КАК ПРИЛОЖЕНИЕ К ПРОТОКОЛУ СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

И.А.Ретюнских, кандидат юридических наук, доцент
Д.С.Красильников

Уголовный процесс, аудиозапись, видеозапись, протокол, следственное действие, производство следственного действия, вещественное доказательство, доказательства.

Рассматриваются сложившиеся в науке и практике подходы к определению статуса аудио- и видеозаписи, выполненной при производстве следственного действия, как приложения к протоколу, иного документа и вещественного доказательства. Внимание уделяется вопросам регламентации в уголовно- процессуальном законе порядка применения аудио- и видеозаписи. Предлагается дополнить УПК РФ статьей, определяющей порядок применения аудио- и видеозаписи при производстве следственного действия, выдвигаются предложения относительно конструкции данной нормы.

Будучи одним из наиболее эффективных средств фиксации процесса и результатов следственных действий, аудио- и видеозапись играет зачастую решающую роль не только в закреплении доказательств при расследовании преступлений, но и в процессе их использования для решения задач доказывания. Иначе говоря, соответствующие технические средства при их умелом применении обеспечивают качественно более высокий уровень не только фиксации доказательств, но и в целом процесса доказывания [1, с. 145].

Правовое основание применения аудио- и видеозаписи при проведении следственных действий сформулировано в ч. 2 ст. 166 УПК РФ, которая гласит: «При производстве следственного действия могут также применяться … аудио- и видеозапись. … материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле».

Поскольку аудио- и видеозапись может быть получена при производстве следственного действия не иначе как при помощи технических средств, то ч. 5 ст. 166 УПК РФ требует от лица, производящего предварительное расследование, чтобы в протоколе были указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

В соответствии с ч. 8 ст. 166 УПК РФ киноленты, фонограммы допроса, кассеты, видеозаписи, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия, прилагаются к протоколу следственного действия.

Так чем же являются аудио- и видеозаписи, полученные в ходе проведения следственного действия? Являются они составной частью протокола соответствующего следственного действия, приложением к нему, иными документами, иным источником доказательств? Либо вообще являются вещественными доказательствами, подлежащими осмотру и приобщению к уголовному делу в качестве таковых?

Разночтения по поводу решения данной проблемы сложились не только в уголовно-процессуальной теории, но и в правоприменительной практике. Так, в кассационном определении Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2006 г. № 44-о06-71сп судебная коллегия по уголовным делам при решении вопроса о судьбе вещественных доказательств указала, что в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ вещественные доказательства – видеозаписи следственных действий подлежат оставлению при деле. Таким образом, Верховный Суд видеозаписи следственных действий отнес к категории вещественных доказательств.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что законодатель в ч. 8 ст. 186 УПК РФ указал, что фонограмма, полученная в ходе производства следственного действия «контроль и запись переговоров», приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство.

[3]

Действительно, аудио- и видеозаписи, полученные в ходе производства следственных действий, могут иметь признаки как иных документов, так и вещественных доказательств, изложенные в них сведения могут иметь значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Если аудио- и видеозаписи являются результатом фиксации факта производства, хода и результатов следственного действия, объективно фиксируют процесс его проведения, то, безусловно, такие аудио- и видеодокументы должны становиться приложениями к протоколу следственного действия.

Читайте так же:  Являются ли деньги имуществом гк

Исходя из смысла и буквы закона, аудио- и видеозапись следственных действий (если рассматривать ее вне протокола) нельзя признавать самостоятельным источником доказательств. П. 8 ст. 166 УПК РФ относит их к категории приложений к протоколу. Самостоятельного доказательственного значения аудио- и видеозаписи без протокола следственного действия не имеют. Правовой статус приложений определяет то обстоятельство, что без протокола следственного действия в уголовном деле они фигурировать не могут и в этом смысле не самостоятельны, а производны. Процессуальное значение приложения приобретают лишь при наличии протокола следственного действия и в единстве с ним. Информация, содержащаяся в приложениях, носит ориентирующий и тактический характер и, с одной стороны, позволяет правильно оценить содержание самого протокола, с другой, – может использоваться следователем для решения организационных и тактических задач. В данном случае не вызывает сомнения возможность использования по делу той информации, которая имеется как в протоколе, так и в приложении к нему [2, с. 10].

Во всех остальных случаях при получении в ходе производства следственных действий аудио- и видеоданных, содержащих сведения, подлежащие доказыванию по делу и имеющих значение для уголовного дела, носители такой информации подлежат приобщению к уголовному делу в качестве иного документа или вещественного доказательства. Но в этом случае возникает сомнение в том, к какому виду доказательств отнести материалы аудио- и видеозаписи.

В УПК РФ закреплено положение, согласно которому в качестве «иных документов» могут выступать материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации (ч. 2 ст. 84 УПК РФ). В ч. 4 ст. 84 УПК РФ говорится, что документы, обладающие признаками вещественного доказательства, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, признаются таковыми. В УПК РФ (в сравнении с УПК РСФСР 1960 г.) появилось дополнительное основание признания предмета и документа вещественным доказательством. Им признается любой иной предмет и документ (помимо уже перечисленных в данной статье), который может служить средством обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ). Из этого можно сделать вывод, что документы, использование которых не обеспечивает решения таких задач, не обладают признаками вещественного доказательства. Следовательно, их надлежит рассматривать как иные документы.

Однако если документ содержит сведения, которые не служат для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела, то необходимость его наличия в материалах уголовного дела вызывает сомнения. К тому же он вообще не является источником доказательств, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств выступают любые сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Таким образом, если исходить из содержания п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ, все документы, являющиеся доказательствами по уголовному делу, должны быть отнесены к числу вещественных доказательств, а от такого вида доказательств, как «иные документы», остается лишь название [3, с. 55-57].

Некоторыми авторами высказывается мнение о необходимости включения в перечень источников доказательств видеозаписей следственных действий [4, с. 91]. Такое нововведение в законе непременно породит еще большие дискуссии и непонимание того, к какому виду доказательств относить видеозаписи следственных действий, нужно ли их осматривать и приобщать в качестве таковых к материалам уголовного дела и т.д.

Другие авторы утверждают, что при использовании технических средств необходимо составлять самостоятельный протокол о применении технических средств [5, с. 55-56].

С позицией этих авторов нельзя согласиться. Не совсем ясна цель составления отдельного протокола. Во-первых, при современном уровне развития науки и техники использование при проведении следственных действий аудио- и видеозаписи не представляет особых трудностей, технически это перестало быть сложным и не требует длительной установки необходимого оборудования и его настройки. Во-вторых, если мы считаем аудио- и видеозаписи приложением к протоколу именно следственного действия, то где, как не в протоколе следственного действия, должны быть указаны обстоятельства применения технических средств.
Законодатель, акцентировав внимание на правилах оформления протокола допроса в ст. 190 УПК РФ, указал сведения, которые необходимо отражать в протоколе данного следственного действия при использовании фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, но не сделал того же почему-то при регламентации иных следственных действий.

На наш взгляд, не стоит стремиться к усложнению процессуального порядка применения аудио- и видеозаписи и дополнять УПК РФ статьями, излишне детализирующими этот порядок. Но все же иметь отельную статью, регламентирующую порядок применения и описания в протоколе таких наиболее востребованных, наиболее используемых в следственной практике технических средств, как средства фотографирования, аудио- и видеозаписи, необходимо. Тем более что Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ в УПК РФ введена ч. 5 ст. 191 УПК РФ, обязывающая следователя (дознавателя) применять видеозапись или киносъемку в ходе допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает.

Полагаем, что УПК РФ необходимо дополнить статьей 166.1 «Применение фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи при производстве следственного действия»:

Видео (кликните для воспроизведения).

1. Следователь вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе при производстве следственного действия применить фотографирование, аудио- и (или) видеозапись.

2. Перед применением фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи участвующие в следственном действии лица предупреждаются о применении технических средств.

3. Протокол следственного действия должен содержать:

1) запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи;

2) запись о том, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств;

3) сведения о технических средствах, об условиях и порядке фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, причине и длительности остановки их записи;

Читайте так же:  Вступление в права наследования без завещания

4) сведения о результатах применения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи;

5) заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи;

6) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола.

4. Носители информации, полученной в результате использования технических средств фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, прилагаются к протоколу и хранятся при уголовном деле.

5. При производстве следственного действия с использованием технических средств фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, следователь вправе привлечь к участию в нем специалиста.

При закреплении на законодательном уровне обязанности лица, осуществляющего расследование, в тех или иных следственных действиях в обязательном порядке применять аудио- и видеозапись нельзя забывать, что по окончании расследования потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, обвиняемый, защитник вправе знакомиться с материалами уголовного дела, в том числе материалами аудио- и видеозаписи. Если, к примеру, с протоколом допроса в печатном виде можно ознакомиться за 5 минут, то просмотр видеозаписи (или прослушивание аудиозаписи) допроса, содержащей большое количество информации, в том числе излишней, может длиться в 15-20 раз дольше. Поэтому увеличение количества законодательно закрепленных случаев, когда следователь обязан применять аудио- и (или) видеозапись, может повлечь значительное увеличение времени, которое указанные выше участники уголовного процесса будут тратить на ознакомление с материалами уголовного дела, что, несомненно, станет препятствовать соблюдению принципа разумности срока уголовного судопроизводства, предусмотренного ст. 6.1 УПК РФ.

На наш взгляд, следователь (дознаватель), направляющий ход расследования дела, самостоятельно должен определять, есть ли необходимость использовать аудио- и (или) видеозапись при производстве тех или иных следственных действий, исходя из организационно-тактических соображений. В связи с этим считаем, что нет необходимости включать в УПК РФ нормы, обязывающие следователя использовать аудио- и (или) видеозапись, ограничивая возможности для его тактических «маневров».

1. Миленин Ю.Н. Аудио- и видеодокументы как доказательства в уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009.
2. Ожередова С. Улика на пленке // ЭЖ-Юрист. 2008. № 37 // ИПП «Гарант.ру».
3. Бекетов М. Вещественные доказательства и «иные документы» – проблемы разграничения в УПК РФ // Уголовное право. 2006. № 3. С. 55-57.
4. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. 240 с.
5. Макаров А. Доказательственное значение материалов применения научно- технических средств // Социалистическая законность. 1979. № 3. С. 56.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 1 (51) 2018.

Использование в процессе доказывания материалов аудио – и видеозаписи, полученных при производстве следственных действий

Дата публикации: 21.10.2014 2014-10-21

Статья просмотрена: 712 раз

Библиографическое описание:

Бычкова К. Г. Использование в процессе доказывания материалов аудио – и видеозаписи, полученных при производстве следственных действий // Молодой ученый. — 2014. — №17.1. — С. 23-24. — URL https://moluch.ru/archive/76/13023/ (дата обращения: 04.12.2019).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации допускает в соответствии с ч. 6 ст. 164 использование технических средств фиксации информации при производстве следственных действий. В тоже время в нем не закреплены общие условия и порядок их применения, а также их статус в материалах уголовного дела.

Согласно ч. 5 ст. 141 УПК РСФСР результаты применения научно-технических средств служили приложениями к протоколам следственных действий. Законодательное закрепление аудио – видеозаписей в качестве приложений к протоколам следственных действий было обусловлено низким уровнем развития техники, отсутствием возможности экспертного исследования материалов технической записи, недооценкой роли таких материалов в процессе доказывания. К сожалению, подход законодателя к доказательственному значению результатов применения аудио – и видеозаписи при производстве следственных действий в соответствии с УПК РФ не изменился. Согласно ч. 8 ст. 166 УПК РФ такие материалы по-прежнему являются приложениями к протоколам следственных действий и не имеют самостоятельного доказательственного значения.

В тоже время следует отметить, что в науке и на практике вопрос о доказательственном значении результатов применения научно-технических средств при производстве следственных действий понимается по-разному. По данному вопросу существуют различные мнения. И.А. Зинченко, А.Я. Палиашвили определяют материалы звуко — и видеозаписи в качестве вспомогательного средства фиксации, служащего для пояснения и наглядности усвоения либо органической части протокола, либо единого неразрывного с протоколом источника доказательств. Они фактически рассматривают указанные материалы как приложение к протоколу следственного действия, которые не имеют самостоятельного доказательственного значения.

[1]

Другие авторы считают необходимым придать таким материалам самостоятельное доказательственное значение, рассматривая материалы применения средств аудио – и видеозаписи в качестве «иных документов». По их мнению, признаками, позволяющими отнести звуко — и видеозапись к самостоятельному виду доказательств, является не только большая по объему информация по сравнению с протоколом следственного действия, но и адекватное ее запечатление, выражающееся в соблюдении общеобязательных требований к отражению информации в процессуальных документах и в соответствии уровню развития данного вида техники (технической состоятельности).

Полагаем указанные позиции дискуссионными. Считаем обоснованной позицию, высказанную В.А. Семенцовым, который указывает, что характерной особенностью иных документов как разновидности доказательств является то, что возникают они вне сферы уголовного процесса и лишь затем посредством производства следственных действий, истребования либо представления «вводятся» в уголовный процесс. «Иные документы – это разного рода документы, изготовленные не в ходе процессуальной деятельности, но используемые в процессе как источники доказательств».

Полагаю, что ни одно из доказательств, закрепленных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ не отражает в полной мере процессуальную природу материалов аудио – и видеозаписи. Данные материалы не могут выступать в качестве вещественных доказательств или иных документов в смысле ст.84 УПК. Следовательно, позиция авторов, утверждающих, что результаты применения технических средств могут быть использованы в рамках действующего закона, ошибочна. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что с момента появления технической записи в уголовном процессе, среди ученых и практиков не было единой позиции по вопросу о доказательственном значении материалов применения технических средств фиксации.

Читайте так же:  О госрегистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей

Необходимо учитывать, что при соблюдении установленных в уголовно-процессуальном законе условий, в качестве доказательств по уголовным делам могут выступать материалы аудио – и видеозаписи, имеющие непроцессуальное происхождение (полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, а также предоставленных гражданами, организациями и должностными лицами).

В связи с этим представляется необоснованной позиция законодателя в отношении аудио – и видеозаписей, полученных в ходе проведения следственных действий, поскольку запись, выполненная в указанном случае, обладает большими гарантиями достоверности закрепленной в ней информации по сравнению с теми материалами, которые были получены за рамками уголовного процесса. Это положение не должно вызывать сомнений, так как производство технической записи в ходе следственных действий регламентировано уголовно-процессуальным законом. Вопрос состоит в том, чтобы сделать использование средств аудио – и видеозаписи в следственных действиях более экономичным и эффективным. Решение этого вопроса в значительной степени зависит от правильного определения доказательственного значения материалов применения таких средств.

При нынешнем законодательном решении данного вопроса, как указывает В.А. Семенцов, следователи, учитывая одинаковое доказательственное значение протокола следственного действия, проведенного с применением видео – или звукозаписи и без их применения, нередко отказываются от использования этих средств закрепления информации.

Действительно, в настоящее время применение технических средств фиксации не делает уголовное судопроизводство более эффективным, а только загромождает его. Следует согласиться с позицией Т.А. Макаровой, считающей, что следует придать материалам аудио – видеозаписи, изготовленным при производстве следственных действий самостоятельное доказательственное значение.

Для этого следует в часть 2 ст. 74 ввести положение, согласно которого аудио – видеозаписи, полученные при производстве следственных и иных процессуальных действий должны рассматриваться в качестве доказательств, также усовершенствовать процессуальный порядок применения аудио – и видеозаписи при производстве следственных действий. В этих целях установить основания и условия применения аудио – и видеозаписи. К условиям следует отнести решение следователя, либо ходатайство подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. О применении аудио – или видеозаписи участники следственного действия должны уведомляться до его начала. По окончании следственного действия аудио – или видеозапись должна быть воспроизведена в присутствии всех лиц, участвующих в следственном действии, полностью, они должны высказать свои замечания, если таковые имеются, под запись, либо указать об отсутствии таковых.

Как приобщить и использовать в качестве доказательств видеозаписи по уголовным делам частного обвинения. Мнение уголовного адвоката. Часть 2

В предыдущей статье я рассказал, как законным способом может быть получена видеозапись совершенного преступления.

В данной статье я расскажу, как ее приобщить к материалам уголовного дела частного обвинения и использовать как доказательство в суде.

Еще раз хочу обратить внимание, что изложенное в настоящей и в предыдущей статьях (часть 1 и 2) является основанное на моем опыте мнение.

До сих пор суды по-разному разрешают вопрос о возможности использования полученной самостоятельно видеозаписи в качестве доказательства по делу.

Итак, как полученную видеозапись можно предоставить суду и использовать в качестве доказательства?

Первый вариант.

При подаче заявления о совершении преступления в порядке статьи 141 УПК РФ в правоохранительные органы к заявлению в качестве приложения необходимо приобщить видеозапись на флеш-карте или сд-диске.

В заявлении подробно указывается, кем, когда и где получена данная видеозапись, каким портативным устройством производилась съемка. Также необходимо указать, какое событие зафиксировано на видеозаписи, то есть совершенное преступление или другие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения заявления.

Сотрудники правоохранительных органов при проведении проверки по такому заявлению осмотрят данную видеозапись. Если зафиксированная на ней информация имеет значение для принятия законного решения, то видеозапись будет приобщена к материалам проверки.

При отказе в приобщении видеозаписи Вы или по Вашей просьбе уголовный адвокат вправе обжаловать такое решение руководителю следственного органа, прокурору или в суд.

При установлении наличия признаков преступлений, относящихся к уголовным делам частного обвинения, правоохранительные органы обязаны направить материал проверки по подследственности в суд вместе с видеозаписью.

В таком случае суд будет изучать не только поступивший материал проверки, но и приобщенную видеозапись.

Второй вариант.

Если о наличии видеозаписи события преступления стало известно в ходе рассмотрения судом уголовного дела частного обвинения, то в судебном заседании н еобходимо ходатайствовать самостоятельно или с помощью уголовного адвоката о приобщении к материалам дела и исследования такой видеозаписи.

Видеозапись может быть предоставлена на флеш-карте или сд-диске.

При этом лучше ходатайство подавать в письменном виде, указав, также как и в первом варианте, кем, когда и где получена данная видеозапись, каким портативным устройством производилась съемка, какое событие, имеющее значение для рассмотрения уголовного дела, содержит видеозапись.

Также необходимо ходатайствовать о допросе в суде лица, проводившего данную видеосъемку. Данное лицо может пояснить, при каких обстоятельствах происходила съемка.

В случае возникновения сомнений в достоверности получения и копировании видеозаписи необходимо предоставить в суд для исследования непосредственно портативное устройство, с помощью которого велась съемка.

В случае, если суд отказывает в удовлетворении ходатайства о приобщении видеозаписи к материалам уголовного дела, то он должен указать причины принятия такого решения со ссылкой на действующее законодательство.

Согласно статьям 389.2 и 389.13 УПК РФ решение суда об отказе в приобщении видеозаписи может быть обжаловано Вами или по Вашей просьбе уголовным адвокатом в суд апелляционной инстанции при обжаловании итогового решения по уголовному делу.

При перепечатке ссылка на сайт и автора обязательна.

(с) 2015 г. Адвокат Евгений Абраменко

Видео (кликните для воспроизведения).

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Видеозапись как доказательство в уголовном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here