Правопреемство при банкротстве юридического лица

Особенности решения вопросов с статье на тему: "Правопреемство при банкротстве юридического лица". Если в процессе прочтения появились дополнительные вопросы, то вы всегда можете обратиться к дежурному юристу.

Пресса о ВАС РФ

ИЗЪЯНЫ ПРАВОПРЕЕМСТВА

Статья 48 АПК РФ, посвященная процессуальному правопреемству, стала настоящим камнем преткновения для юрисконсультов, ученых, судей. Нормы данной статьи на практике вызывают множество вопросов. Рассмотрим самые распространенные из них.

Право или обязанность?

При применении судами положений ст. 48 АПК возникает вопрос: является ли процессуальное правопреемство правом или обязанностью арбитражного суда?

Из формулировки статьи («арбитражный суд производит замену») следует, что замена стороны является абсолютной обязанностью суда во всех случаях, когда после возбуждения процесса состоялось материальное правопреемство. Для сравнения: в ст. 44 ГПК РФ указано, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником.

Круг заявителей

АПК РФ не определяет субъектный состав заявителей. Инициаторами процессуального правопреемства могут быть: сторона, выбывшая из спорного правоотношения, правопреемник, суд.

В соответствии со ст. 41 АПК РФ стороны имеют право заявлять ходатайства. Поэтому правопредшественник, участвующий в деле, имеет возможность во всех инстанциях арбитражного суда и на всех стадиях арбитражного процесса обратиться с ходатайством о замене стороны правопреемником. Допускается обращение с заявлением о правопреемстве стороны, не участвующей в деле, поскольку это позволяет защитить добросовестного приобретателя прав по договорам о перемене лиц в обязательстве.

Замена кредитора

Определенные сложности возникают при замене такого лица, участвующего в деле о банкротстве, как конкурсный кредитор.

В силу п. 1 ст. 71 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов. Документами, подтверждающими обоснованность требований кредитора, которые предъявляются в суд, являются судебные акты и иные подтверждающие документы.

В случае уступки права требования конкурсным кредитором другому лицу появляется необходимость в замене лица, участвующего в деле о банкротстве.

При этом возникает вопрос о том, какой суд должен произвести замену. Если требование кредитора было внесено в реестр на основании определения арбитражного суда, то вопрос о замене кредитора решает арбитражный суд. Если же обоснованность требования кредитора была подтверждена иным судебным актом, то замена стороны должна производиться судом, вынесшим решение по существу спора. На основании вынесенного этим судом определения о замене взыскателя арбитражным судом выносится определение о замене кредитора — лица, участвующего в деле о несостоятельности (банкротстве).

Рассмотрение арбитражным судом вопроса о включении в реестр требований кредиторов — это, по существу, рассмотрение спора между кредитором и должником. Поэтому учету подлежат положения ст. 69 АПК РФ. Следовательно, наиболее целесообразно, чтобы первоначально была произведена замена участника спорного правоотношения судом, установившим размер и характер требований, а затем на основании определения о процессуальном правопреемстве арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, было вынесено определение о замене кредитора и внесении правопреемника в реестр требований кредиторов.

Обжалование правопреемства

Арбитражный суд, производя замену лица, участвующего в деле, обязан указать на это в судебном акте. В силу ч. 1 ст. 15 АПК РФ арбитражный суд принимает судебные акты в форме решения, постановления, определения. Поскольку правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса, указание на это может быть в одной из форм судебного акта.

В связи с тем, что определения о процессуальном правопреемстве могут нарушать права и законные интересы как правопредшественников, так и правопреемников, судебный акт о замене стороны может быть обжалован (ч. 2 ст. 48 АПК РФ).

Если указание на правопреемство будет содержаться в постановлении кассационной инстанции, то обжаловать его, очевидно, нельзя, поэтому оформлять результаты рассмотрения заявления о процессуальном правопреемстве предпочтительнее на стадии кассационного обжалования определением, которое в силу ч. 2 ст. 291 АПК РФ может быть обжаловано.

Следовательно, ч. 2 ст. 48 АПК РФ применяется исключительно при обжаловании определений суда о правопреемстве, обжалование иных судебных актов устанавливается специальными нормами.

В научной литературе высказано мнение о том, что в ч. 2 ст. 48 АПК РФ должно быть указано на возможность обжалования определения об отказе в привлечении к делу правопреемника, так как вывод о том, что подобное определение препятствует рассмотрению дела, не лежит на поверхности.

Этот подход поддержан высшей судебной инстанцией. В п. 22 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» указано, что определение об отказе в замене стороны ее правопреемником может быть обжаловано, поскольку оно препятствует дальнейшему движению дела.

Переход прав и обязанностей

Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ч. 3 ст. 48 АПК РФ).

Например, ВАС РФ указал, что суд применяет исковую давность, если ответчик, которого заменил правопреемник, сделал такое заявление до вынесения решения. Повторного заявления правопреемника в данном случае не требуется (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15 и Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Правопреемник не может ссылаться в качестве довода на то, что он не участвовал в деле до определенной стадии и не согласен с ранее осуществленными действиями правопредшественника.

Вовлечение правопреемника в дело зависит от достаточности представленных доказательств в подтверждение правопреемства.

Если материальное право допускает правопреемство в части требований, то в процессуальной науке господствует мнение о том, что процессуальное правопреемство не может быть сингулярным: процессуальные права и обязанности переходят к правопреемнику всегда в полном объеме. Поэтому приобретатель части требования, вступивший в арбитражный процесс, приобретает все процессуальные права и несет процессуальные обязанности, связанные с уступленным требованием.

Читайте так же:  Регистрация брака с гражданином германии в россии

Замена фирменного наименования

Необходимо различать ситуации, когда наименование организации изменилось на момент вынесения судебного акта, но сторона об этом не заявила, а также после вынесения решения, т.е. на стадии исполнения судебного акта.

В первом случае полагаем, что арбитражный суд по ходатайству заинтересованного лица вправе принять определение об исправлении опечатки (ст. 179 АПК РФ). Внесение исправлений в решение суда в части наименования стороны посредством вынесения определения об исправлении опечатки не изменяет содержание самого решения, поскольку не изменяется субъектный состав лиц, участвующих в деле. Исправление касается только наименования стороны, соответствующего его уставным документам на дату принятия решения судом первой инстанции (Постановление ФАС ВСО от 27.08.2007 № А69-835/06-Ф02-5564/07).

Во втором случае практика арбитражных судов идет двумя путями.

Замена производится на основании заявления заинтересованной стороны в порядке ст. 48 АПК РФ, регулирующей процессуальное правопреемство (Определение ВАС РФ от 02.11.2007 № 13244/07, постановления ФАС ДВО от 03.04.2001 № Ф03-А51/01-1/436; ФАС ЗСО от 08.06.2005 № Ф04-3529/2005(11888-А81-24); ФАС МО от 12.09.2003 № КГ-А40/7615-03; ФАС СЗО от 12.12.2005 № А56-16861/2005).

Арбитражным судом принимается судебный акт — определение, в котором указывается, что надлежащим наименованием стороны следует считать ее новое наименование (постановление ФАС ВСО от 18.07.2006 № А78-4740/02-С1-6/62-Ф02-3576/06-С2). Полагаем, что данный подход является более верным по следующим основаниям.

При правопреемстве выбывшая сторона (правопредшественник) заменяется правопреемником. При изменении фирменного наименования замены не происходит, речь идет об одном и том же юридическом лице. Изменение наименования не влечет правопреемства юридического лица, при этом не меняется основной государственный регистрационный номер организации (ОГРН), внесенный в госреестр, и ИНН.

Следовательно, при изменении наименования лица, участвующего в деле, нормы о правопреемстве применению не подлежат.

По одному из дел МКАС высказал позицию о том, что изменение наименования (типа акционерного общества) не меняет организационно-правовой формы юридического лица и не влечет за собой необходимости установления правопреемства юридического лица (решение МКАС при ТПП РФ от 30.09.2002 № 60/2002).

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения федерального закона «Об акционерных обществах» при рассмотрении споров, связанных с преобразованием АО одного типа в АО другого типа, необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юрлица (его организационно-правовая форма не изменяется). Поэтому требования п. 5 ст.58 ГК РФ, п. 5 ст. 15 и ст. 20 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» о составлении передаточного акта, об уведомлении кредиторов о предстоящем изменении типа акционерного общества в таких случаях предъявляться не должны.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16.10.2007 № 5178/07 указал, что изменение типа АО не является реорганизацией юрлица, поскольку его организационно-правовая форма не изменяется, в связи с чем истец не должен представлять доказательства правопреемства при участии в судебном разбирательстве.

На стадии исполнения судебных актов пристав не вправе самостоятельно изменять наименование стороны исполнительного производства, поскольку такое изменение автоматически затронет содержание исполняемого судебного акта. Пристав обязан точно исполнять то, что постановил суд, в установленные для этого законом сроки. В ситуации изменения наименования должника или взыскателя заинтересованное лицо должно обратиться в арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, с заявлением о принятии определения об уточнении (изменении) наименования стороны в исполнительном производстве.

В случае удовлетворения такого заявления выдачи нового исполнительного листа не требуется, так как положения раздела VII АПК РФ не предусматривают обязанность арбитражного суда выдать новый исполнительный лист в случае, когда происходит изменение наименования (фирменного наименования) одной из сторон.

Следует помнить!

Подведем итог вышесказанному:

  • замена кредитора по требованию о включении в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве должна осуществляться в два этапа: сначала замену производит суд, установивший размер требований, а затем — арбитражный суд, включивший кредитора-правопредшественника в реестр требований кредиторов;
  • инициаторами правопреемства в арбитражном деле могут быть правопредшественник, правопреемник, суд;
  • применение норм о процессуальном правопреемстве является обязанностью арбитражного суда;
  • определения арбитражного суда о замене лица, участвующего в деле, на основании ст. 48 АПК РФ и об отказе в привлечении правопреемника могут быть обжалованы;
  • процессуальное правопреемство всегда является общим (универсальным);
  • при изменении наименования лица, участвующего в деле, нормы АПК РФ о правопреемстве применению не подлежат, суд вправе вынести определение об уточнении (изменении) наименования.

Ольга Герценштейн, начальник отдела анализ и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Четвертого арбитражного апелляционного суда, к.ю.н.

Особенности замены кредитора в деле о банкротстве

В ФЗ №127 «О банкротстве» от 26 октября 2002 года указано, что долги дебитора могут быть погашены его учредителями, собственником имущества должника или третьим лицом. Когда фирма объявляется несостоятельной, в реестр заносятся ее кредиторы. Перечень их также может меняться.

Реестр требований кредиторов

Банкротство подразделяется на ряд этапов. Один из этапов предполагает извещение кредиторов о несостоятельности дебитора, сбор их претензий. Все кредиторы, предъявившие свои требования, вносятся в специальный список. Называется он реестром. Лица, включенные в этот список, имеют право на затребование долгов у кредитора. Попасть в реестр можно только путем направления заявления в арбитражный суд, который занимается делом о банкротстве.

Заявление кредитора проверяется. Если его требования признаются законными, выносится соответствующий акт. Он подтверждает наличие задолженности, ее состав и размер. Именно на основании акта арбитражный управляющий вносит кредитора в реестр.

В каких случаях возможна замена кредитора

Самовольно изменять положения реестра нельзя. Нужно ориентироваться на требования, установленные нормативными актами. Замена осуществляется в том случае, если кредитор, по каким-либо причинам, не может быть получателем задолженности. Случиться это может в следующих случаях:

  • Произошла уступка права требования.
  • Перевод задолженности другому лицу.
  • Смерть ФЛ, являющегося кредитором.
  • Добровольный отказ от своих требований.

То есть это обстоятельства, которые делают невозможным участие в реестре. Происходит преемство права истребования долга.

Рассмотрим основания замены лица:

  • Законодательство (реорганизация фирмы, резолюция суда, уплата задолженности поручителем).
  • Оформление соглашения уступки требований (статья 388 ГК РФ).
Читайте так же:  Возврат нереализованного имущества должнику

ВНИМАНИЕ! Регулирование исключения из реестра кредитора происходит на основании 9 статьи ГК РФ.

ВАЖНО! Если кредитор отказывается от своих требований и желает выйти из реестра, второй раз его претензии приниматься уже не будут. Многократное предъявление своих претензий невозможно потому, что это усложнит процесс банкротства.

Роль арбитражного суда при изменении реестра

Арбитражный суд обладает следующими полномочиями в рамках процедуры банкротства:

  • Отказ во внесении кредитора в реестр и удовлетворении его требований.
  • Проверка требований кредитора на их обоснованность.
  • Исключение лица из реестра, если поступило соответствующее заявление.

Этот орган играет ключевую роль при исключении кредитора из реестра.

Как выполняется замена кредитора

Для исключения кредитора из реестра нужно обращаться не к его держателю, а в арбитражный суд. Порядок замены аналогичен нормам замены участника спора. Процедура регламентируется статьей 48 АПК РФ. Рассмотрим основные положения этой статьи:

  • Если один из участников выбывает в спорном правоотношении, арбитражный суд выполняет замену этого участника его правопреемником. Соответствующая информация заносится в судебный акт. Право на преемство можно реализовать на любом этапе арбитражного процесса.
  • Арбитражный суд может или заменить преемника, или отказать ему в этом. Соответствующее решение прописывается в судебном акте. Последний возможно обжаловать.
  • Преемник перенимает все права и обязанности лица, которого он заменил.

Переход прав выполняется по итогам правопреемства в материальном праве на основании определения Верховного суда № 302-ЭС15-493 от 22 апреля 2015 года.

ВАЖНО! Замена кредитора не выполняется автоматически. То есть недостаточно просто написать заявление об исключении лица из реестра. Нужно составить специальное обращение о замене и направить его в арбитражный суд. Судом будет рассмотрено ходатайство, после чего принимается решение или о замене, или об отказе. Реестр корректируется на основании судебного акта о замене.

Порядок замены кредитора

Процедура замены сопровождается этими документами:

  • Ходатайство соответствующего характера.
  • Соглашение об уступке права требования.

Для замены кредитора нужно проделать эти действия:

  1. Направление ходатайства в арбитражный суд. Подаваться оно может как действующим кредитором, так и его правопреемником. Последний вариант актуален тогда, когда поручитель выполнил положения договора поручительства. То есть отдал кредитору соответствующую сумму средств, выкупив задолженность. Соответствующие положения содержатся в пункте 8 Постановления Пленума ВАС №42 от 12 июля 2012 года «О разрешении поручительских споров».
  2. Предоставление документов, подтверждающих факт возможности преемства в материальном праве.
Видео (кликните для воспроизведения).

Правопреемство возможно на любом этапе арбитражного процесса: суд первой инстанции, апелляции, исполнительные производства, пересмотр судебных актов. Например, в судебном решении может фигурировать одно лицо (кредитор), а в исполнительном листе – его правопреемник.

Заявление о замене

Правила оформления заявления о замене практически тождественны правилам заполнения заявления о включение в реестр. Ходатайство составляется на основании статьи 125 АПК РФ. Оно должно включать в себя эти сведения:

  • Наименование арбитражного суда, в которое направляется заявление.
  • Информация о должнике (наименование, адрес).
  • Информация о новом кредиторе (государственный номер регистрации, адрес).
  • Номер дела о несостоятельности.
  • Информация о предыдущем кредиторе (наименование, фактический адрес).
  • Состав и размер требований прошлого кредитора.
  • Основания возникновения претензий.
  • Реквизиты акта судебного органа, на базе которого прошлый кредитор был внесен в реестр.
  • Основания перехода прав преемнику.
  • Просьба о замене кредитора и внесении сопутствующей записи в реестр. К примеру, сформулировать ее можно так: «Прошу заменить кредитора и включить в реестр требований нового». В просьбе указываются названия и того, и другого участника.
  • Приложения к заявлению (подтверждение отправки заявления должнику, копия соглашения цессии).

Документ будет недействительным без подписи заявителя и даты.

К СВЕДЕНИЮ! При подаче ходатайства, в отличие от иска, не нужно уплачивать пошлину. Основанием этого является Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа № А10-4642/2010 от 3 августа 2012 года.

Последствия замены кредитора

Рассмотрим практические последствия замены кредитора на его правопреемника:

  1. Первый кредитор выбывает из процесса. Его место занимает правопреемник.
  2. Процесс банкротства и погашения долгов продолжается с момента, когда ходатайство о замене было направлено в суд. Дело заново начинаться не будет.
  3. Все обязанности первого кредитора переходят его правопреемнику. Последствия действий первого лица также распространяются на преемника.

Преемник получает право истребовать задолженность.

Всегда ли возможно правопреемство

Процессуальное преемство не всегда принимается судом. Эта операция может сильно осложнить и без того сложную процедуру банкротства. Возникновение трудностей связано, в том числе, с отсутствием в ФЗ «О банкротстве» №127 положений о правопреемстве. При рассмотрении дела приходится руководствоваться статьей 48 АПК РФ. Заявитель получает отказ в том случае, если отсутствуют основания для преемства. К примеру, договор цессии может не соответствовать требованиям, которые ему предъявляются.

Правопреемство в деле о банкротстве

После прекращения конкурсного производства кредитор по договору цессии передал требования двум гражданам.

Те обратились в суд за правопреемством, но три инстанции им отказали. Суды аргументировали это тем, что обязательства прекращаются ликвидацией юрлица, а значит, переход прав не мог состояться и договор уступки ничтожен.

Верховный суд с ними не согласился. Ликвидация должника не прекращает всех его обязательств, если требования кредитора не удовлетворены в полном объеме. В частности, у кредитора сохраняется право обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, взыскать убытки с конкурсного управляющего. Отказ в правопреемстве лишает кредиторов возможности реализовать свои права.

Дело направлено на новое рассмотрение.

ЭТА НОВОСТЬ В КОНСУЛЬТАНТПЛЮС

Подробную информацию по этому вопросу вы можете получить в КонсультантПлюс, раздел «Судебная практика»,

ВС разъяснил, когда возможна уступка требований к банкроту после его ликвидации

Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС19-12135 по делу о предъявлении требований должнику-банкроту, переданных по уступке уже после его ликвидации.

Обстоятельства дела

В 2011 г. ОАО «Россельхозбанк» заключило шесть договоров об открытии кредитной линии с ООО «ДжиТиЭм-Груп», во исполнение которых банк перечислил заемщику 167 млн рублей. Общество так и не вернуло банку полученный кредит.

В марте 2013 г. в отношении заемщика была возбуждена процедура банкротства. Через несколько месяцев суд признал компанию банкротом и ввел в ее отношении упрощенное конкурсное производство. Требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом имущества. Спустя несколько лет банк уступил требование к должнику Рашиду Мишу. На дату заключения договора уступки общая сумма требований банка к должнику превысила 154 млн рублей.

Читайте так же:  Где взять экспликацию и поэтажный план квартиры

В июле 2018 г. завершилось конкурсное производство в отношении «ДжиТиЭм-Груп», в следующем месяце сведения о компании были исключены из ЕГРЮЛ. В сентябре того же года Рашид Миш передал по 1/2 требований к должнику Рустаму Мешвезу и индивидуальному предпринимателю Андрею Титову. В октябре 2018 г. они обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на них в деле о банкротстве ООО «ДжиТиЭм-Груп». В обоснование своих требований заявители сослались на то, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства.

Арбитражный суд прекратил производство по заявлениям граждан. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции. Суды сочли, что все заявления и ходатайства в рамках банкротного дела рассматриваются до ликвидации должника. С момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника прекращаются производства по всем заявлениям и ходатайствам. Кроме того, они отметили, что переход права от Рашида Миша в пользу заявителей не мог состояться, следовательно, договор уступки требований от 21 сентября 2018 г. ничтожен.

Выводы Суда

В своих кассационных жалобах в Верховный Суд РФ Рустам Мешвез и Андрей Титов ссылались на неверное применение нижестоящими инстанциями норм права о процессуальной замене кредиторов в деле о банкротстве должника. Заявители полагали, что прекращение производства по заявлениям о процессуальном правопреемстве лишило их прав на судебную защиту своих интересов, предоставленных кредиторам по завершении конкурсного производства.

Изучив обстоятельства дела № А32-14909/2013, Верховный Суд РФ напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 149 Закона о банкротстве конкурсное производство завершается с внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. По общему правилу, ликвидация юрлица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

«Ввиду отсутствия субъекта правоотношений, коим являлся должник-банкрот, предъявление к нему правопритязаний лишено какого-либо смысла, так как даже при констатации судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно. Поэтому разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в деле о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство по подобным обращениям подлежит прекращению (п. 48 Постановления Пленума ВС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29). Однако в том случае, если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил Верховный Суд, в таком случае кредитор вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами; привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскать убытки с конкурсного управляющего должника. «Указанные права могут быть реализованы только в том случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника, в основе которого материально-правовое требование к должнику, ранее подтвержденное в деле о банкротстве. Закон не ограничивает конкурсного кредитора в праве распоряжения своим требованием к лицам, вовлеченным в процесс банкротства должника. Более того, согласно ст. 419 ГК РФ правило о прекращении обязательств ликвидацией юридического лица не применяется, если законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, то есть как это имеет место в Законе о банкротстве. Таким образом, и после ликвидации должника ряд обязательств нельзя считать прекращенными: с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам, в том числе причинившим вред при управлении должником», – пояснил Суд.

Высшая судебная инстанция также напомнила, что кредитор не лишен правовой возможности передать принадлежащее ему требование другому лицу по сделке как в полном объеме, так и в части (п. 1 ст. 382, 384 ГК РФ). Поэтому при выбытии одной из сторон в установленном судебным актом правоотношении (например, при уступке требования) суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в своем акте. Следовательно, п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и п. 48 Постановления Пленума № 29 в данном случае неприменимы. Ведь правопритязания кредитора сохраняются в отношении действующих правоспособных лиц, в частности контролирующих должника лиц, конкурсного управляющего должника, лиц, незаконно получивших имущество должника. Иной подход необоснованно ограничивает кредитора в реализации своих имущественных прав.

Таким образом, ВС заключил, что нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по заявлениям Рустама Мешвеза и Андрея Титова лишь на том основании, что должник был ликвидирован. Верховный Суд также признал несостоятельным и вывод о ничтожности договора уступки требований от 21 сентября 2018 г. Как указал Суд, заявления новых владельцев требований к ликвидированному должнику по существу не рассматривались, обстоятельства уступленных требований (в том числе размер) не устанавливались судами, доводы и доказательства заявителей не проверялись. В связи с этим Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал обоснованными выводы Верховного Суда. «Позиция относительно возможности процессуального правопреемства после завершения процедуры банкротства не является новой. Так, в августе 2019 г. Верховный Суд РФ рассмотрел аналогичный спор только в отношении должника в лице физлица (Определение ВС РФ от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032). В указанном деле кредитор обратился в дело о банкротстве с заявлением о процессуальном правопреемстве уже после освобождения гражданина от исполнения требований кредиторов, и Суд признал это возможным, указав на особый статус конкурсного кредитора и наличие у него прав, реализация которых возможна после завершения процедуры банкротства», – пояснил он.

Читайте так же:  Досрочный выкуп лизингового имущества на балансе лизингодателя

По словам эксперта, в связи с этим позиция, изложенная в определении, не является неожиданной. «Действительно, Закон о банкротстве предоставляет конкурсным кредиторам должника (как юрлица, так и гражданина) обширный перечень прав, которые возможно реализовать после завершения всех применяемых в деле о банкротстве процедур (например, распределить обнаруженное имущество должника, взыскать убытки с управляющего, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и др.)», – отметил Антон Макейчук.

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Роман Прокофьев также согласился с выводами Суда. «Во-первых, комментируемое определение является логическим продолжением вынесенного ранее Определения от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032 (2,3), в котором вопрос о включении нового кредитора по уступке требования был решен аналогичным образом с разницей лишь в том, что суд рассматривал дело о банкротстве физического лица. Во-вторых, как представляется, уступка права требования к уже ликвидированному в конкурсном производстве должнику является достаточно неординарным действием, следовательно, рассмотрение обстоятельств заключения подобных соглашений на предмет злоупотреблений со стороны кредиторов должно происходить под контролем арбитражного суда», – отметил он.

[2]

В-третьих, по словам Романа Прокофьева, позиция ВС РФ еще раз подтверждает правильность исправленной в Законе о банкротстве неточности. «Ранее в ст. 10 этого Закона говорилось о субсидиарной ответственности в том числе должника, что являлось необоснованным и могло провоцировать суды на совершение ошибки, которая в рассматриваемом деле была допущена нижестоящими судами. Дело в том, что субсидиарная ответственность распространяется не на должника, а на лиц, его контролировавших, причинивших вред кредиторам. В действующей редакции глава III.2 Закона о банкротстве не содержит указаний на ответственность самого должника», – резюмировал юрист.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский считает, что рассмотренный ВС РФ спор вряд ли можно назвать распространенным, но выводы Суда интересны. «Верховный Суд прямо указал, что процессуальные права кредитора могут существовать и тогда, когда материально-правовое требование к должнику прекратилось. В чем-то этот вывод уже следовал из закона, позволяющего предъявлять требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц и после окончания процедур банкротства. Однако в данном судебном акте особенно рельефно разделены права, возникшие из материального требования, и специальные полномочия кредиторов при банкротстве. Несмотря на то что уступка первых явно фиктивна (требование к ликвидированному лицу заведомо не имеет ценности), договор цессии все равно действует в части передачи прав, связанных со статусом кредитора в деле о банкротстве», – пояснил он.

По словам эксперта, в подобной ситуации у Экономколлегии ВС имелось два варианта решения. «Первый избран ею – допустить замену конкурсного кредитора в рамках завершенного дела о банкротстве, второй – отказать в замене в рамках этого дела, но указать на право предъявления отдельного иска. Исходя из ст. 61.19 Закона о банкротстве, кажется более правильным второй вариант, поскольку требования кредиторов, не заявленные до завершения конкурсного производства, рассматриваются вне рамок дела о банкротстве. В данном случае коллегия ВС РФ указала на необходимость установления правопреемства именно в деле о банкротстве, понимая, что после этого притязания правопреемника кредитора могут быть рассмотрены лишь в другом деле. Вероятно, такой подход связан с не раскрытыми в мотивировочной части определения представлениями об особом статусе конкурсного кредитора (отличном от статуса кредитора), приобрести который можно лишь в рамках дела о банкротстве», – подытожил Илья Лясковский.

Банкротство юридических лиц: последствия для директора

Производство по делу о банкротстве юридического лица предполагает введение одной или нескольких процедур банкротства (п. 1 ст. 27 Закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ , далее – Закона N 127-ФЗ), по итогам проведения которых платежеспособность должника будет восстановлена либо организацию придется ликвидировать. Введение любой из процедур ведет к определенным последствиям для директора и органа управления компании в целом. Но начинается банкротство организации всегда с процедуры наблюдения.

Последствия для органа управления должника при введении наблюдения

После введения наблюдения руководитель должника, а также иные органы управления, продолжают выполнять свои обязанности, но с некоторыми ограничениями. Так, только с письменного согласия временного управляющего они могут совершать сделки, касающиеся (п. 1,2 ст. 64 Закона N 127-ФЗ ):

  • приобретения или отчуждения имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более 5% балансовой стоимости его активов на дату введения наблюдения;
  • выдачи или получения займов (кредитов), выдачи поручительств и гарантий, уступки прав требования, перевода долга, доверительного управления имуществом должника.

Кроме того, в период проведения наблюдения органы управления компании не вправе (п. 3 ст. 64 Закона N 127-ФЗ ):

  • принимать решения о реорганизации или ликвидации должника;
  • создавать новые юридические лица, филиалы, представительства;
  • выплачивать дивиденды, распределять прибыль должника между его учредителями (участниками);
  • размещать эмиссионные ценные бумаги должника, кроме акций;
  • выходить из состава учредителей (участников) должника, приобретать у акционеров ранее размещенные акции;
  • принимать решения об участии в ассоциациях, союзах и иных объединениях юрлиц;
  • заключать договоры простого товарищества.

Кроме того, руководитель должника в течение 15 дней с даты утверждения временного управляющего обязан предоставить ему (а также направить в суд) перечень имущества должника, включая имущественные права, и бухгалтерские документы за 3-хлетний период до введения наблюдения. В дальнейшем руководитель должен будет каждый месяц сообщать временному управляющему об изменениях в составе имущества (п. 3.2 ст. 64 Закона N 127-ФЗ ).

Последствия при введении финансового оздоровления

Последствием введения такой процедуры банкротства юридического лица, как финансовое оздоровление, является исполнение органом управления должника своих обязанностей также с определенными ограничениями.

Во-первых, только с согласия собрания или комитета кредиторов могут совершаться сделки, в которых имеется заинтересованность, а также сделки (п. 1,3 ст. 82 Закона N 127-ФЗ ):

  • связанные с приобретением и отчуждением имущества, балансовая стоимость которого составляет более 5% балансовой стоимости активов на последнюю отчетную дату перед заключением сделки;
  • связанные с выдачей займов (кредитов), поручительств, гарантий, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника;
  • формирующие новые обязательства должника, если обязательства, возникшие после введения финансового оздоровления, составляют более 20% суммы требований, включенных в реестр требований кредиторов.
Читайте так же:  Можно ли ликвидировать ооо с долгами

Во-вторых, только с согласия административного управляющего могут быть совершены сделки, которые (п. 4 ст. 82 Закона N 127-ФЗ ):

  • приведут к увеличению кредиторской задолженности потенциального банкрота более чем на 5% суммы требований кредиторов, включенных в реестр требований;
  • связаны с приобретением, отчуждением имущества должника, кроме реализации готовой продукции должника;
  • влекут уступку прав требований, перевод долга;
  • влекут получение займов (кредитов).

В-третьих, решение о реорганизации должника может быть принято опять же при согласии на то собрания или комитета кредиторов либо лиц, предоставивших обеспечение в рамках процедуры (п. 3 ст. 82 Закона N 127-ФЗ ).

Отметим, что если руководитель должника не будет исполнять план финансового оздоровления или если его действия приведут к нарушению прав и законных интересов кредиторов или лиц, предоставивших обеспечение, то суд может отстранить руководителя от должности (п. 2 ст. 82 Закона N 127-ФЗ ).

Последствия при введении внешнего управления

Введение внешнего управления означает прекращение полномочий руководителя должника. Поскольку с даты введения этой процедуры управление делами должника полностью переходит к внешнему управляющему. Он же имеет право предложить руководителю перейти на другую должность с соблюдением трудового законодательства или уволить его. Все бухгалтерские документы, печати, штампы должны быть переданы внешнему управляющему в течение 3 дней с даты его утверждения (п. 1 ст. 94 Закона N 127-ФЗ ).

[1]

Вместе с тем, в рамках указанной процедуры банкротства органы управления должника вправе (п. 2 ст. 94 Закона N 127-ФЗ ):

  • определять количество и номинальную стоимость объявленных акций (если должник является АО);
  • увеличивать уставный капитал АО путем допразмещения обыкновенных акций и обращаться к собранию кредиторов с ходатайством о включении в план внешнего управления возможности дополнительной эмиссии акций;
  • определять порядок ведения общего собрания акционеров;
  • обращаться с ходатайством о продаже предприятия должника;
  • принять решение о замещении активов должника;
  • избирать представителя учредителей (участников) должника;
  • заключать соглашения с третьими лицами о предоставлении средств для исполнения обязательств должника (при условии, что орган управления должника вправе в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок).

Последствия признания банкротом юридического лица

Признание банкротом юридического лица влечет введение в отношении него процедуры конкурсного производства. С даты принятия судом такого решения полномочия и руководителя должника, и иных органов управления прекращаются. Единственное, на что у них остаются полномочия, это заключение соглашений с третьими лицами о предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника (п. 2 ст. 126 Закона N 127-ФЗ ). А управление организацией переходит к конкурсному управляющему.

Правопреемство при ликвидации юридического лица

В этой статье рассмотрим, каким образом в российском гражданском законодательстве решается вопрос о переходе прав и обязанностей (правопреемстве) юридического лица при его ликвидации.

Ликвидация юрлиц: формы, виды и влияние на правопреемство

ГК РФ, говоря в п. 1 ст. 61 про ликвидацию юрлиц, напрямую не определяет это понятие. Он делает это через ее юридические последствия, которые наступают после ее завершения.

Ликвидация юрлица влечет правовые последствия, которые не зависят ни от организационно-правовой формы организации, ни от состава её учредителей/участников, ни от финансового положения и прочих факторов и являются общими для всех.

Главное из них – прекращение функционирования юрлица во всех проявлениях и невозможность универсального (полного и одномоментного правопреемства), то есть перехода прав и обязанностей к другому лицу (правопреемнику). Ликвидация юридического лица – это не просто отдельный юридический факт, а сложная процедура, состоящая из их множества, включая:

  • решения госорганов;
  • сделки;
  • административные акты и пр.

Ликвидация юрлиц может осуществляться в нескольких формах.

ГК РФ не выделяет их в таком виде, но на практике различают следующие формы ликвидации юрлиц:

  • добровольную;
  • принудительную (по решению суда);
  • вследствие признания юрлица банкротом;
  • на основании федерального закона.

Между формой и видом ликвидации юрлица и его правопреемством прямой зависимости не существует. Все зависит от объема и вида переходящих прав и обязанностей.

Правопреемство юрлиц и его виды

Правопреемство юридических лиц возможно в случаях их реорганизации и при ликвидации, но это совершенно разные его виды, отличающиеся по объему и результатам.

Если при реорганизации правопреемство является универсальным (ст. 58 ГК РФ), то при ликвидации юридического лица закон его прямо запрещает.

Тем не менее такая формулировка п. 1 ст. 61 ГК РФ допускает возможность перехода части прав и обязанностей к другому субъекту, но при этом полной замены самого субъекта на правопреемника происходить не должно.

Другое название этого вида правопреемства, применяющегося при ликвидации юридического лица, – сингулярное.

Правопреемниками ликвидируемой организации могут выступать юрлица всевозможных организационно-правовых форм и форм собственности.

Круг прав и обязанностей, которые могут переходить к другому субъекту вследствие такого правопреемства, определяется содержанием правоотношения. Так, ни при каких обстоятельствах не могут перейти права, которые неотделимы от самого ликвидированного юрлица (например, право на фирменное наименование, ст. 1475 ГК РФ).

Таким образом, в силу прямого указания закона при ликвидации юридического лица правопреемство полным не является.

Обязательства юрлица при его ликвидации

Ответ на вопрос, какова судьба имущества и обязательств ликвидируемой организации, содержится в ст. ст. 63, 64, 419 ГК РФ, а также в других нормах гражданского законодательства.

[3]

В отношении имущества подробно расписаны шаги, которые необходимо совершить ликвидационной комиссии или ликвидатору.

Относительно обязательств закон устанавливает, что ликвидация юридического лица влечет полное прекращение его обязательств, в которых оно выступает как кредитором, так и должником.

Исключением являются случаи, когда исполнение обязательств ликвидированного юрлица законом возложено на другое лицо (ст. ст. 700, 1024, 1050, 1093 ГК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

В частности, по обязательствам организации по возмещению вреда жизни и здоровью потерпевшего юридическое лицо при своей ликвидации должно осуществить капитализацию соответствующих платежей в соответствии с законодательством об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний.

Правопреемство при банкротстве юридического лица
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here