Передача документов конкурсному управляющему от руководителя

Особенности решения вопросов с статье на тему: "Передача документов конкурсному управляющему от руководителя". Если в процессе прочтения появились дополнительные вопросы, то вы всегда можете обратиться к дежурному юристу.

Передача документов конкурсному управляющему от руководителя

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19 декабря 2017 г. N 305-ЭС17-13674 Суд отменил принятые судебные акты об отказе в истребовании документов у бывшего генерального директора должника и направил дело на новое рассмотрение, поскольку в силу закона бывший руководитель должника обязан передать конкурсному управляющему документацию должника, то для обоснования ходатайства конкурсному управляющему достаточно привести доводы о неисполнении бывшим руководителем данной обязанности

Резолютивная часть определения объявлена 14 декабря 2017 года.

Полный текст определения изготовлен 19 декабря 2017 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего Блинковой Оксаны Львовны на определение Арбитражного суда города Москвы от 07.06.2017 (судья Авдонина О.С.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.07.2017 (судьи Клеандров И.М., Солопова Е.А., Нагаев Р.Г.) по делу N А40-153469/2016 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Маркетинговые исследования и бизнес-планы» (далее — должник).

В судебном заседании приняли участие конкурсный управляющий Блинкова О.Л. и представитель публичного акционерного общества Банк «Финансовая Корпорация Открытие» (далее — банк) — Можилян С.А. по доверенности от 05.09.2017 N 01/290-ВА.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А., объяснения конкурсного управляющего Блинковой О.Л. и представителя банка, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

в рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий Блинкова О.Л. обратилась в арбитражный суд с заявлением об истребовании документов у бывшего генерального директора должника Вайнберг Аллен Анны Львовны.

[1]

Определением суда первой инстанции от 07.06.2017, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 07.07.2017, в удовлетворении заявления отказано.

Конкурсный управляющий Блинкова О.Л. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанные судебные акты и принять новый судебный акт.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 20.11.2017 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Банк в своем отзыве поддерживает кассационную жалобу, просит ее удовлетворить.

В судебном заседании конкурсный управляющий Блинкова О.Л. и представитель банка поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, просили отменить обжалуемые судебные акты.

Вайнберг Аллен А.Л., надлежащим образом извещенная о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явилась, в связи с чем дело рассмотрено в ее отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав конкурсного управляющего и представителя банка, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Разрешая спор и отказывая в истребовании документации у бывшего руководителя (генерального директора) должника, суды первой и апелляционной инстанций сослались на положения статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), а также разъяснения, изложенные в пункте 47 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — постановление N 35), и исходили из того, что конкурсным управляющим Блинковой О.Л. не представлены доказательства отказа либо уклонения Вайнберг Аллен А.Л. от передачи ей документов. Кроме того, суды указали, что конкурсный управляющий не лишен возможности восстановить документы, направив как новый руководитель соответствующие запросы в компетентные органы.

Между тем судами не учтено следующее.

Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

В случае уклонения от указанной обязанности руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (абзац третий пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве).

В пункте 47 постановления N 35 разъяснено, что в случае отказа или уклонения обязанных лиц от передачи документов и ценностей должника арбитражному управляющему он вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об их истребовании по правилам частей 4 и 6-12 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В определении об их истребовании суд указывает, что они должны быть переданы арбитражному управляющему; в случае неисполнения соответствующего судебного акта суд вправе выдать исполнительный лист.

При таких условиях, право на обращение в суд с ходатайством об истребовании документов и ценностей должника возникает у конкурсного управляющего при неисполнении бывшим руководителем должника обязанности по их передаче конкурсному управляющему в установленные законом сроки.

Поскольку в силу пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве именно бывший руководитель должника обязан передать конкурсному управляющему документацию должника, судебная коллегия считает, что для обоснования ходатайства конкурсному управляющему достаточно привести доводы о неисполнении бывшим руководителем данной обязанности.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, бремя опровержения доводов конкурсного управляющего перешло на бывшего руководителя должника, который имеет для этого объективные возможности, исходя из особенностей рассматриваемых правоотношений.

Читайте так же:  Проверка поставщика по инн налоговая

Основанием же для отказа в удовлетворении такого ходатайства может служить факт передачи документов и материальных ценностей.

Обращаясь в суд с соответствующим ходатайством, конкурсный управляющий Блинкова О.Л. указала, что бывшим руководителем должника Вайнберг Аллен А.Л. надлежащим образом не исполнена обязанность по передаче бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов и иных материальных ценностей. При этом ответчиком доказательств исполнения указанной обязанности не представлено.

В нарушение требований части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды неправомерно переложили на конкурсного управляющего негативные последствия несовершения контролирующим лицом процессуальных действий по представлению доказательств.

Допущенные судами при рассмотрении обособленного спора нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и вынести законный и обоснованный судебный акт.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 07.06.2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.07.2017 по делу N А40-153469/2016 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья И.А. Букина
Судья Е.С. Корнелюк
Судья И.В. Разумов

Обзор документа

По Закону о банкротстве руководитель должника обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

По поводу применения этой нормы СК по экономическим спорам ВС РФ отметила следующее.

Ранее уже разъяснялось, что при отказе или уклонении от такой передачи документов и ценностей управляющий вправе обратиться в суд с ходатайством об их истребовании.

Как подчеркнула Коллегия, для обоснования ходатайства конкурсному управляющему достаточно привести доводы о неисполнении бывшим руководителем упомянутой обязанности.

В таком случае в силу АПК РФ бремя опровержения данных доводов лежит на бывшем руководителе должника, который имеет для этого объективные возможности, исходя из особенностей правоотношений.

Основанием же для отказа в удовлетворении такого ходатайства может служить установленный факт передачи документов и ценностей.

ВС РФ разъяснил порядок истребования конкурсным управляющим документации должника от его руководителя

Elnur_ / Depositphotos.com

В рамках дела о банкротстве общества его конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об обязании бывшего руководителя общества передать конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, а также материальные и иные ценности (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 22 июля 2019 г. № 306-ЭС19-2986).

Бывший руководитель ссылался, что часть документов он передал, а остальная документации не может быть им передана, поскольку она была изъята сотрудниками органов внутренних дел. Но суды отклонили эти возражения со ссылкой на то, что из протокола выемки невозможно установить точный перечень изъятых документов. Доводы бывшего руководителя о неисполнимости судебного акта ввиду отсутствия в нем конкретных истребуемых документов были признаны ошибочными со ссылкой на то, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего руководителя конкретных документов подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

Суд первой инстанции возложил на бывшего руководителя обязанность передать конкурсному управляющему документацию должника, ценности, за исключением ранее им уже переданного. Суд апелляционной инстанции, окружной суд оставили определение суда первой инстанции без изменения.

Судебная коллегия по экономическим спорам отменила акты нижестоящих судов, указав следующее.

На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. При обращении в суд конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов. Степень должной конкретизации оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий.

Вывод о конкретизации перечня документов, подлежащих передаче, на стадии исполнительного производства ошибочен. Судебный пристав-исполнитель ответственен лишь за принудительное исполнение судебного решения. Получив для исполнения исполнительный лист об обязании одного лица передать документы другому лицу, он должен истребовать ту документацию, которая была присуждена.

При изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности. Неполнота сведений, содержащихся в протоколе выемки, не подлежала истолкованию судами как свидетельство неисполнения бывшим руководителем упомянутой обязанности. Конкурсный управляющий не лишен возможности обратиться в правоохранительные органы с ходатайством о выдаче копий изъятых документов, а при невозможности их самостоятельного получения – за содействием в получении документации к суду, рассматривающему дело о банкротстве. Совершение управляющим такого рода действий позволяет исключить из перечня истребуемых им документов те, доступ к которым невозможен по обстоятельствам, независящим от бывшего руководителя.

Конкурсный управляющий может обратиться с заявлением об истребовании документов в порядке ст. 126 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»(далее – закон о банкротстве) в ситуации, когда бывший руководитель должника уклоняется (отказывается) от участия в приемке-передаче имущества, владение которыми должник не утратил.

Если же имущество должника незаконно получено бывшим руководителем и находится во владении последнего, подлежат применению общие способы защиты – виндикационный иск (ст. 301 Гражданского кодекса), иск о признании недействительной сделки, на основании которой имущество перешло от должника к руководителю, и о применении последствий ее недействительности (ст. 168 ГК РФ) и т. д. В случае когда из-за противоправных действий руководителя имущество выбыло из собственности возглавляемой им организации и поступило третьим лицам, защита конкурсной массы должна осуществляться путем предъявления иска о возмещении убытков (ст. 53.1 ГК РФ) или о привлечении к субсидиарной ответственности (глава III.2 закона о банкротстве).

Дело было отправлено на пересмотр в первую инстанцию.

Непередача документов, содержащих сведения о дебиторской задолженности должника, — основание для субсидиарной ответственности руководителя

При рассмотрении дел о возложении субсидиарной ответственности на руководителя должника бремя доказывания отсутствия вины и причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и непередачей руководителем документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, содержащих сведения о дебиторской задолженности, должно возлагаться на такого руководителя.

Читайте так же:  Процедура реализации имущества при банкротстве физических лиц

Реквизиты судебного акта

ООО «Управление контрактного строительства и аудита»

Конкурсный управляющий С.

ООО «Управление контрактного строительства и аудита» (далее — общество) являлось управляющей организацией и оказывало услуги по управлению многоквартирными жилыми домами, расположенными в Московской области. В период с декабря 2012 г. по август 2015 г. обязанности генерального директора общества осуществлял П. (далее — бывший директор). Он же являлся и единственным участником общества.

В январе 2016 г. общество было признано банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. В результате процедуры конкурсного производства неудовлетворенными остались требования кредиторов в сумме 55 млн руб.

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь бывшего директора П. к субсидиарной ответственности по долгам общества в размере 55 млн руб (после уточнения требования). Он ссылался на то, что бывший директор надлежащим образом не исполнил установленные законодательством обязанности по ведению и хранению документации общества, по ее передаче новому руководителю. Это не позволило сформировать конкурсную массу и рассчитаться с кредиторами.

Бывший руководитель, в свою очередь, утверждал, что документация общества сохранена не в полном объеме, поскольку в январе 2014 г. по адресу ее хранения произошел залив нежилого помещения, вызванный прорывом труб. В результате этого большая часть документации была утрачена и не подлежала восстановлению. Данные документы были списаны на основании актов о списании.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требование конкурсного управляющего. Он исходил из того, что бывший директор передал управляющему лишь часть документации должника. При этом документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, отраженную в бухгалтерском балансе за 2013 г., он не передал, что привело к невозможности удовлетворить требования кредиторов общества.

Ссылки бывшего директора на утрату документов вследствие залива помещения первая инстанция отклонила. Как указал суд субъекта, руководитель должен был принять все возможные меры, направленные на восстановление документов. Таких действий бывший директор не совершил. Акты о заливе и о списании документации, составленные самим директором в отсутствие иных свидетельств, объективно указывающих на имевший место прорыв труб, не являются достаточными доказательствами происшествия.

Апелляция отменила данное решение и отказала в удовлетворении требования конкурсного управляющего. Она исходила из того, что управляющий не доказал причинно-следственную связь между бездействием руководителя и неплатежеспособностью должника. Сам по себе факт непередачи бывшим руководителем документов бухгалтерского учета конкурсному управляющему не является основанием для привлечения такого руководителя к субсидиарной ответственности. Конкурсный управляющий не представил свидетельств того, что непередача документов затруднила проведение процедур банкротства, не позволила сформировать конкурсную массу. Кроме того, суд апелляционной инстанции констатировал наличие у должника агентского договора с ООО «Единый расчетный кассовый центр Щелково» (далее — расчетный центр), по которому последнее начисляло коммунальные платежи, вело лицевые счета граждан, отражая размер задолженности потребителей коммунальных услуг. Управляющий, как указал суд, обладал полномочиями по самостоятельному истребованию соответствующей информации в расчетном центре.

Видео (кликните для воспроизведения).

Суд округа согласился с судом апелляционной инстанции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судебных инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию, исходя из следующего.

В пункте 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в настоящее время — подп. 2 п. 2 ст. 61.11) закреплена презумпция наличия причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и непередачей контролирующим лицом документов бухгалтерского учета и (или) отчетности. Суды должны исходить из того, что в результате подобного бездействия руководителя существенно затрудняется формирование и реализация конкурсной массы.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий обратил внимание на то, что основным активом должника являлась дебиторская задолженность собственников (нанимателей) помещений по оплате коммунальных услуг. В бухгалтерском балансе общества за 2013 г. общий размер дебиторской задолженности был отражен. Однако руководитель должника не представил баланс за 2014 г. и первичные документы по дебиторской задолженности. Это не позволило проследить изменения, касающиеся размера данной задолженности, и осуществить мероприятия по ее взысканию.

Суды апелляционной инстанции и округа неверно распределили бремя доказывания. Бывший директор не представил доказательств заключения с расчетным центром агентского договора в 2012—2014 гг., не передал арбитражному управляющему отчеты агента по этим договорам. Согласно имеющимся выпискам по банковским счетам расчетный центр перечислял обществу денежные средства только по агентскому договору от 10.03.2015, а основная часть взаимоотношений по управлению многоквартирными домами осталась за пределами срока действия договора 2015 г.

Суды исходили из того, что конкурсный управляющий не лишен возможности истребовать сведения о составе и размере дебиторской задолженности потребителей коммунальных услуг в расчетном центре. Между тем они не учли доводы управляющего относительно того, что данный центр в настоящее время является фактически недействующим и не отвечает на запросы.

Получается, что суды ошибочно возложили негативные последствия неисполнения бывшим директором обязанности по доказыванию на конкурсного управляющего.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, сославшись на акт о заливе, не выяснил, какими независимыми источниками подтвержден залив документов. Он не проверил, каким образом обеспечивалась сохранность документов, явилась ли их гибель следствием ненадлежащего хранения. Даже если согласиться с тем, что действительно имела место порча части документации по независящим от бывшего директора обстоятельствам, в такой ситуации добросовестный и разумный руководитель обязан был совершить действия по ее восстановлению. В частности, он мог направить запросы о получении дубликатов документов в компетентные органы, получить первичную документацию от контрагентов.

ВС РФ разъяснил, при каких условиях конкурсный управляющий может добиться передачи ему документов общества бывшим директором

На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. При обращении в суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов.

Читайте так же:  Как зарегистрировать гбо если оно уже установлено

Реквизиты судебного акта

ООО «Новая нефтехимия»

Конкурсный управляющий К.

Решением арбитражного суда от 23.03.2018 ООО «Новая нефтехимия» (далее — должник, общество «Новая нефтехимия») признано банкротом. В отношении общества открыта процедура конкурсного производства. Конкурсным управляющим утвержден К.

На момент введения процедуры конкурсного производства руководителем должника являлся Т., которому конкурсный управляющий направил требование от 23.03.2018 о передаче бухгалтерской и иной документации, печатей, штампов, материальных и иных ценностей.

В ответ на это требование Т. письмом от 11.04.2018 сообщил о готовности передать всю имеющуюся в наличии документацию, находящуюся в офисе в г. Казани, а также указал на изъятие сотрудниками органов внутренних дел восьми коробок с документами общества «Новая нефтехимия».

Конкурсный управляющий К. обратился в суд с заявлением об обязании Т. передать управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, а также материальные и иные ценности.

Позиция судов

Суд первой инстанции возложил на Т. обязанность передать конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию должника, материальные и иные ценности, за исключением документов и имущества, переданных конкурсному управляющему по двум актам приема-передачи документов от 13.06.2018 (126 позиций). Апелляция и суд округа поддержали данное решение.

Суды приняли во внимание передачу Т. конкурсному управляющему части документов должника (по двум актам от 13.06.2018). При этом суды отклонили возражения Т. об отсутствии у него других документов ввиду их изъятия правоохранительными органами со ссылкой на то, что из протокола выемки от 13.03.2017 невозможно установить точный перечень изъятых документов. Составившим протокол должностным лицом изъятая документация была недостаточно описана для целей ее идентификации.

Суды сочли, что Законом о банкротстве на руководителя возложена безусловная обязанность по передаче документов и имущества должника. Конкурсный управляющий объективно не мог оценить полноту имеющихся в его распоряжении документов на день подачи заявления в суд и в период его рассмотрения.

Суд округа при этом признал ошибочными доводы Т. о неисполнимости судебного акта суда первой инстанции, указав, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего руководителя конкретных документов и ценностей подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Как разъяснено в абз. 2 п. 24 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», конкурсный управляющий вправе требовать от руководителя по суду исполнения в натуре обязанности по передаче документации применительно к правилам ст. 308.3 ГК РФ.

На заявление арбитражного управляющего об обязании передать документацию распространяются общие требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию иска. Так, при обращении в суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов.

При этом степень должной конкретизации требования арбитражного управляющего об обязании передать документы оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий. Например, обращенное к бывшему руководителю требование о предоставлении договоров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления договоров и их номеров, которые управляющий может не знать.

Вывод суда округа о конкретизации перечня документов, подлежащих передаче, на стадии исполнительного производства ошибочен. Судебный пристав-исполнитель ответственен лишь за принудительное исполнение судебного решения. Получив для исполнения исполнительный лист об обязании одного лица передать документы другому лицу, он должен истребовать ту документацию, которая была присуждена.

Подход окружного суда, по сути, влечет за собой установление существа неисполненного бывшим руководителем обязательства судебным приставом-исполнителем, а не судом, что нарушает принципы правовой определенности и исполнимости судебного акта.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий уточнил свое требование, конкретизировав перечень и виды истребуемой им документации. Данное уточнение было принято судом первой инстанции в порядке ст. 49 АПК РФ. Однако в дальнейшем суд уклонился от разрешения уточненного требования, не рассмотрел вопрос о том, сохранность и передачу каких из указанных управляющим в уточненном заявлении документов, образующихся в процессе деятельности должника, обязан был обеспечить его руководитель.

Не согласился ВС РФ и с той правовой оценкой, которая была дана судами фактам, касающимся изъятия части документации должника правоохранительными органами в компании, оказывающей должнику услуги по бухгалтерскому сопровождению.

При изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности, предусмотренной абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве (абз. 1 п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Неполнота сведений, содержащихся в протоколе выемки, не подлежала истолкованию судами как свидетельство неисполнения бывшим руководителем упомянутой обязанности. Вопрос о том, в какой части обязанность по передаче документации не была исполнена Т., не мог быть разрешен без установления конкретного перечня изъятых документов.

При этом ВС РФ подчеркнул, что конкурсный управляющий, как лицо, осуществляющее полномочия руководителя должника и иных органов управления, для решения задач, возложенных на него Законом о банкротстве, не лишен возможности обратиться в правоохранительные органы с ходатайством о выдаче копий изъятых документов, а при невозможности их самостоятельного получения — за содействием в получении документации к суду, рассматривающему дело о банкротстве. Совершение управляющим такого рода действий позволяет исключить из перечня истребуемых им документов те, доступ к которым невозможен по обстоятельствам, не зависящим от бывшего руководителя.

Правовые проблемы истребования информации в банкротстве

Арбитражный управляющий, утвержденный судом для сопровождения той или иной процедуры, применяемой в деле о несостоятельности (банкротстве), вынужден действовать в условиях дефицита информации, ограниченного доступа к ней, что существенно осложняет осуществление им обязанностей, предусмотренных законодательством о банкротстве, главным образом по выявлению имущества должника, формированию конкурсной массы, с целью максимально возможного справедливого удовлетворения требований кредиторов[1].

Читайте так же:  Первоначальные и производные доказательства в уголовном процессе

Названная проблема наиболее остро ощущается при проверке обоснованности требований кредиторов, претендующих на включение в реестр требований кредиторов должника, при оспаривании сделок должника, взыскании убытков, привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности несмотря на то, что на законодательном уровне был разработан ряд правовых механизмов, позволяющих арбитражному управляющему получать доступ к необходимой информации.

1. Истребование доказательств в рамках конкретного обособленного спора

Правовая норма, позволяющая лицу, участвующему в деле и не имеющему возможности получить то или иное доказательство, обратиться за содействием к арбитражному суду, на сегодняшний день закреплена в ч. 4 ст. 66 АПК РФ. Лицо, реализуя данное процессуальное право, может подать письменное ходатайство об истребовании требуемого доказательства, указав в нем:

  • какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством;
  • причины, препятствующие получению доказательства;
  • место нахождения доказательства;
  • какие меры были предприняты для внесудебного получения доказательства (направлен запрос, ответ на него и т.д.).

При удовлетворении ходатайства суд выносит определение, посредством которого обязывает лицо представить в суд соответствующее доказательство.

2. Получение доступа к сведениям, документам, материальным ценностям и проч., не являющимся доказательствами в рамках конкретного обособленного спора, но предусмотренных Законом о банкротстве

В данном случае речь идет о получении арбитражным управляющим:

  • переченя имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения (п. 3.2 ст. 64 ЗоБ);
  • бухгалтерской и иной документации должника, печатей и штампов, материальных и иные ценностей (абз. 4 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 126 ЗоБ)

в случаях, когда руководитель должника или иные лица в установленный Законом о банкротстве срок не исполняют свою обязанность по передаче указанного выше.

В соответствии с абз. 3 п. 47 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» арбитражный управляющий был вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об истребовании по правилам ч. 4, 6-12 ст. 66 АПК РФ документов и ценностей должника, подлежащих передаче ему согласно ст. 126 Закона о банкротстве.

Сам институт истребования доказательств в рамках дел о банкротстве рассматривался Верховным Судом РФ как специальное средство защиты, которое могло быть использовано конкурсным управляющим, в случае отказа руководителя должника, а также временного, административного или внешнего управляющего в течение трех дней со дня утверждения конкурсного управляющего обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему, а также в ситуации, когда бывший руководитель должника уклонялся (отказывался) от участия в приемке-передаче ценностей, владение которыми должник не утратил[2].

Официально такое толкование существовало до декабря 2017 г. В соответствии с п. 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 5 абз. 3 п. 47 ПП ВАС от 22.06.2012 № 35 признан неподлежащим применению, однако, в практике некоторых судов[3], в том числе Девятого арбитражного апелляционного суда, ссылки на него встречаются до сих пор.

В соответ с п. 24 ПП ВС РФ от 21.12.2017 № 53 силу п. 3.2 ст. 64, абз. 4 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

В свою очередь названной обязанности корреспондирует право арбитражного управляющего требовать от руководителя (а также от других лиц, у которых фактически находятся соответствующие документы) по суду исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам ст. 308.3 ГК РФ. По результатам рассмотрения соответствующего обособленного спора выносится судебный акт, который может быть обжалован в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 223 АПК РФ.

На основе чего можно констатировать, что подход к определению процедуры, позволяющей арбитражному управляющему получить доступ к определенным сведениям, документам, материальным ценностям должника и ее нормативному регулированию претерпел серьезные изменения.

Если с 2012 по 2017 г. арбитражный управляющий должен был истребовать документацию должника с соблюдением требований абз. 2 ч. 4 ст. 66 АПК РФ при том, что у него в силу Закона о банкротстве и так существовало право на получение вышеназванных документов, то на сегодняшний день процедура стала проще: арбитражному управляющему необходимо лишь представить, например, решение о введении конкурсного производства в отношении должника, в резолютивной части которого содержится требование к руководителю должника о передаче конкурсному управляющему документации должника, документы, подтверждающие полномочия конкретного лица действовать от имени и заявить, что обязанность не исполнена. А поскольку неисполнение обязанности – негативный юридический факт, следовательно, бремя доказывания полного или частичного исполнения обязательства по передаче документации должника возлагается на бывшего руководителя.

Однако на практике в ситуации, когда конкурсный управляющий обращается в суд с заявлением об истребовании документов у бывших руководителей должника или в связи с длительным (порой годовым) неисполнением обязанности по передаче документации с ходатайством о взыскании астрента[4] с целью стимулировать скорейшее и наиболее полное исполнение судебного акта, суд может попросить предоставить копию запроса[5], направленного арбитражным управляющим лицу, которое обязано передать документацию. Как представляется такой подход является неверным и свидетельствует о невозможности суда провести демаркацию между правовыми нормами п. 3.2 ст. 64, абз. 4 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 126 и п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве, имеющими как минимум различный предмет правового регулирования и субъектный состав.

[2]

3. Получение информации, ранее запращиваемой в порядке ст.ст. 20.3, 213.9 Закона о банкротстве

Так в соответствии с п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике, о лицах, входящих в состав органов управления должника, о контролирующих лицах, о принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), о контрагентах и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов, органов управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и органов местного самоуправления, включая сведения, составляющие служебную, коммерческую и банковскую тайну.

Читайте так же:  Какие документы нужны для оформления военной ипотеки

Гарантией обеспечения соответствующего правового режима полученной информации служит обязанность арбитражного управляющего сохранять конфиденциальность сведений, охраняемых федеральным законом (в том числе сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну) и ставших ему известными в связи с исполнением обязанностей (п. 3 ст. 20.3 Закона о банкротстве). Применительно к п. 10 ст. 213.9 Закона о банкротстве дополнительно указывается, что арбитражный (финансовый) управляющий за разглашение сведений, составляющих личную, коммерческую, служебную, банковскую, иную охраняемую законом тайну, несет гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность.

В свою очередь на лиц, у которых запрашиваются сведения в порядке ст. 20.3 Закона о банкротстве возложена обязанность предоставить их в течении 7 дней без взимания платы.

Таким образом, на законодательном уровне закреплены широкие полномочия арбитражного управляющего по сбору информации в рамках дела о банкротстве, которые, по мнению некоторых известных юристов, можно сравнить с полномочиями следователей.

В связи с чем вполне логично было бы предположить, что в случае, если конкурсный управляющий запросил, например, у банка ВТБ (ПАО) сведения о месте жительства/регистрации работников организации, которым согласно выписке о движении денежных средств перечислялись денежные средства с назначением платежа «выдача займа», и банк отказался предоставить сославшись на то, что запрашиваемая информация представляет банковскую тайну и касается третьих лиц, а не самого должника, то арбитражный управляющий вправе обратиться в суд и истребовать необходимые сведения.

Однако на практике, к сожалению, механизм реализации данного права в России почти отсутствует. Обусловлено это, во-первых, существованием целого ряда законов, определяющих правовой режим информации (сведений) и обладающих равной юридической силой, в связи с чем правовая норма, закрепленная в п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве коллидирует со ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности, ст. 7 Закона о персональных данных, статьями Закона об информации, информационных технологиях и защите информации, ст. 53 Закона о связи и др. Преодолеть подобную коллизию можно было бы при помощи классического принципа Lex posterior derogat priori («позднейшим законом отменяется более ранний»), однако, в условиях стремительно меняющегося, нестабильного российского законодательства это весьма проблематично и требует комплексного законодательного подхода к нормативному регулированию вопроса истребования, раскрытия информации в рамках дела о банкротстве.

Во-вторых, суды отказывают в истребовании документов даже в случае, если формально требования ч. 4 ст. 66 АПК РФ соблюдены, ссылаясь, например, на то, что конкурсный управляющий не представил доказательств наличия у банка актуальных сведений о месте жительства/регистрации граждан[6]; банкрот не является стороной истребуемого договора, что свидетельствует об отсутствии четкого перечня обстоятельств подлежащих доказыванию.

Если истребовать информацию в ЗАГСе о наличии факта родства между контролирующим должника лицом и иным аффилированным с должником лицом еще возможно, то истребовать у операторов связи идентификационную информацию о абонентах-гражданах, которые использовали определенные IP-адреса при входе в систему дистанционного банковского обслуживания, на которых были зарегистрированы номера телефонов, почти невозможно. Также, на сегодняшний день в России отсутствуют не только правовые, но и технические механизмы предоставления арбитражному управляющему доступа, например, к электронному почтовому ящику должника особенно, если должник – физическое лицо, к его мессенджерам, обусловлено это, главным образом тем, что п. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве предусматривает возможность финансового управляющего истребовать в суде сведения об имуществе гражданина, при чем только у самого гражданина.

В соответствии с п. 7 ст. 213.9 Закона о банкротстве финансовый управляющий вправе получать информацию об имуществе гражданина, а также о счетах и вкладах (депозитах) гражданина, в том числе по банковским картам, об остатках электронных денежных средств и о переводах электронных денежных средств от граждан и юридических лиц (включая кредитные организации), от органов государственной власти, органов местного самоуправления, получать информацию из бюро кредитных историй и Центрального каталога кредитных историй. Однако Закон о банкротстве не содержит обязанности названных субъектов предоставить финансовому управляющему названую информацию, не определен срок в течении, которого обязанность должна быть исполнена. Данный пункт в отличии от рассмотренного выше не предусматривает указания на возможность истребования сведений в суде, что явно не способствует защите интересов конкурсной массы.

Резюмируя вышеизложенное, можно констатировать, что существующее на сегодняшний день правовое регулирование истребование доказательств и документов, не являющихся доказательствами по смыслу ст. 66 АПК РФ, в рамках дел о банкротстве имеет существенные недостатки, следствием которых является неоднозначная правоприменительная практика. В России почти отсутствуют эффективные правовые и технические механизмы, позволяющие арбитражному арбитражному получать доступ к сведениям в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Существующие меры административной и уголовной ответственности за непредоставление или несвоевременное представление сведений арбитражному управляющему не являются эффективными: практика привлечения к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 195 УК РФ почти отсутствует, а привлечение к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ – процесс очень долгий, ресурсозатратный, и самое главное не стимулирующий лицо предоставить запрашиваемую информацию. Так, руководителю организации-контрагента должника явно выгоднее заплатить административный штраф в размере 40 000 руб., чем предоставлять арбитражному управляющему документы, содержащие в себе сведения, которые в будущем могут быть использованы в процессе конкурсного оспаривания сделки должника с данной организацией на десятки-сотни миллионов рублей.

[1] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 2.04.2019 г. № Ф06-43851/2019 по делу № А65-16685/2017.

[2] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.09.2015 г. № 302-ЭС14-7980 по делу № А74-5012/2012.

[3] Определение Арбитражного суда Тюменской области от 7.08.2019 г. по делу № А70-3959/2019.

[4] Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.07.2017 № 307-ЭС16-21419 по делу № А56-42909/14.

[5] Определение Арбитражного суда Забайкальского края от 6.08.2019 г. по делу № А78-17533/2018.

Видео (кликните для воспроизведения).

[6] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2019 г. по делу № А40-133306/2017.

Передача документов конкурсному управляющему от руководителя
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here